Male C. Pig a.k.a. Svinopolist (piggymouse) wrote,
Male C. Pig a.k.a. Svinopolist
piggymouse

[nationalitätenfrage,rassenpolitik,history,humanity] Auch kein Thema

Я тут в комментариях к посту про кавказцев в близлежащем продмаге неожиданно обнаружил заметную фобию по отношению к иммигрантам с юга. Permit me a few observations.

Я что-то не помню, чтобы кто-то проводил очевидную на мой взгляд аналогию между двумя массовыми волнами миграций в российские столичные города: евреев после революции и кавказцев в наши дни. Слёзкина с его меркурианством не берём, у него вообще слишком много аналогий.

Давайте сравним по пунктам, ибо тут неслучайны не только многие сходства, но и некоторые различия. Там, где я говорю о кавказцах, можно подставлять и выходцев из Средней Азии (ни один объединяющий две эти группы термин мне не нравится).

Предыстория и "старые" диаспоры. Перед действительно массовыми волнами экономической миграции, в столицах долгое время существовали соответствующие диаспоры, складывавшиеся в результате бизнес-миграции или образовательной миграции (нелюбимый некоторыми ivanov_petrov описывал в своё время некую единую модель социальной эволюции, в котором эти два вида факторов объединялись; ссылку искать лениво). Если мы исключим купцов первой гильдии и зарегистрированных проституток (т.е. бизнес-миграцию), а также выкрестов и отслуживших (артефакты внутренней политики), евреи в столицах в основном были люди с высшим образованием и обычно хорошо оплачиваемой профессией (юристы, врачи, пейсатели-прозаеки и прочая долбаная интеллигенция). Расширение диаспоры за пределы этого узкого круга сдерживалось искусственными ограничениями (Черта). В случае СССР и кавказцев картина очень похожая. Механизмы сдерживания въезда на ПМЖ в столицы были в позднем СССР несравнимо мягче (паспортная система, смягчавшаяся механизмом лимитной прописки), но всё же не случайно, что мобильность населения в России до сих пор остаётся на порядок ниже, чем в пресловутых США. Лёгким и почётным путём попасть в большой город и вообще продвинуться в жизни куда-то за пределы своего сраного местечка/аула было устройство в столичный ВУЗ (а высшее образование было и остаётся замечательным SES booster).

Забавно, что история моей семьи содержит два примера, иллюстрирующих различие "старых" и "новых" диаспор в обоих сравниваемых эпизодах.

В Политехе мой отец учился у Анатолия Исааковича Лурье (of Лойцянский-Лурье fame). Семейная легенда гласила, что когда маленький Толя приезжал из Петербурга на лето к родственникам в Чаусы Могилёвской губернии, его кормили булками, которые пёк мой, тогда уже очень старый прапрадед Иделе.

В жизни отца большую роль играли выходцы из разных народов и мест Кавказа, Закавказья и Средней Азии. В Политехе его научным руководителем был широко известный в советском community инженеров-механиков Камил Шамсутдинович Ходжаев. Одним из любимых старших коллег и наставников на Электросиле, сделавших отцу много доброго, был нынешний электросиловский главный конструктор турбогенераторов Ибрагим Ахмедович Кади-оглы. Операцию, продлившую отцу жизнь и сделавшую последние его месяцы заметно легче, делал один из лучших хирургов Мариинской больницы, зам. главного врача Хасан Мутаевич Мусукаев.

Прибытие. Распады империй ликвидировали механизмы, сдерживавшие массовую миграцию, и одновременно привели к заметному ухудшению уровня жизни в предыдущих местах компактного проживания обсуждаемых народов. Результатом в обоих случаях явилось резкое разрастание в столицах "новых" диаспор, социальная структура которых была куда разнообразнее, чем у "старых". Внимание, неслучайное различие: бизнес-миграция очевидным образом не повлияла на структуру "старой" кавказской диаспоры в позднем СССР, но зато сильно повлияла на структуру "новой" — соответственно, постсоветская иммиграция кавказцев расширяла социальную структуру не только вниз (кассирши из моего "Дикси", очевидно готовые работать за меньшую, чем у местных, зарплату), но и вверх (бизнесмены-кавказцы очень разной степени мафиозности).

Имидж. В обоих случаях представители "старых" диаспор были в высокой степени ассимилированы, сиречь русифицированы. Члены "новых" диаспор были в подавляющем большинстве плохо образованы, социально и культурно неадаптированы, наконец, имели тенденцию сбиваться в этнические общины с целью защиты и взаимопомощи. Местные жители — представители "имперской" культуры, сиречь национально (но необязательно этнически) русские — естественно воспринимали их как неприятных, невнятно разговаривающих, странно себя ведущих, дурнопахнущих чужаков. Силу ксенофобии придавала также сложившаяся в массовом сознании ассоциация понаехавших с кровавыми террористическими группировками (поиск неслучайных сходств и различий между революционным подпольем начала XX века и исламскими боевиками начала XXI века я оставляю в качестве упражнения для читателя).

Адаптация. Современная нам "новая" кавказская диаспора не прошла пока последующие стадии пути, поэтому я кратко опишу основные факты судьбы "новой" еврейской диаспоры в СССР. Они в принципе общеизвестны и мало отличаются от судеб многих других этнических диаспор во многих странах. Типичный путь адаптации в современных светских государствах выглядит так. Понаехавшие прагматично нацелены на upward socioeconomic mobility для себя и особенно своих детей. Собственное отличие от местной нормативной культуры (обычно культуры доминирующего этноса, в той или иной степени модифицированной строительством империи или nation state) плюс основанная на внешних культурных различиях сильная внешняя ксенофобия направляют чужаков на путь ассимиляции и заставляют их двигаться по SES-лестнице быстрее местных (аналогия с законом теплопроводности Фурье, где поток энергии зависит от градиента температуры). Постепенно, потомки первых понаехавших более или менее полностью растворяются в нормативной культуре, опционально её обогащая (где сейчас в Штатах различимые на глаз ирландская или немецкая диаспоры?). То же растворение случилось by the way и со "старыми" диаспорами. Нельзя сказать, что ассимиляция евреев в России полностью закончена, но она к этому очень близка — сейчас евреев в России идентифицируют в основном по фамилии (и периодически прикольно ошибаются, например, в случае моей мамы, происходящей со стороны деда из обрусевшего немецкого дворянского рода и носящей аутентично немецкую фамилию). Современные россияне с еврейскими корнями — внуки и правнуки первых понаехавших (мой дед Залман Иосифович приехал в Питер из Чаус в 1929м году). Культурно они (мы) мало отличаемся от "нормальных" советских и постсоветских людей с аналогичным SES. Отдельные товарищи пытаются возвращаться к корням и культивировать в себе и в семье идентичность, но это очевидно чисто головная revivalist initiative, аналогичная скорее не проекту культурного сионизма, а пресловутым потомкам сиу, пытающимся учить язык предков у профессоров палеолингвистики в Беркли.

Прогноз. Мы с вами скорее всего не доживём, чтобы проверить мои предположения, но я в достаточной степени уверен, что понаехавшие останутся с нами надолго и через два-три поколения будут малоотличимы от тех, в кого к тому моменту превратимся мы.

Tags: history, humanity, nationalitätenfrage, rassenpolitik
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments