?

Log in

No account? Create an account

[icon] In Angst und bürgerlichem Leben (The Swampton Chronicles)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (piggymouse1@mokum).
Missed some entries? Then simply jump to the previous day or the next day.

Current Music:Soft Machine, "Pigling Bland"
Security:
Subject:Current reading
Time:10:36 am

Что я делал на каникулах.

Яан Кросс, "Полет на месте. Роман Улло Паэранда". Послесловие Аннинского. Зря шведские коммунисты не дали в свое время Кроссу Шнобелевку, ох зря. Так сказать сюжет. Лирический герой Яак Сиркель (интересно, я правильно понимаю, что по-эстонски Сиркель - круг, а Кросс - крест, как можно было бы ожидать?), весь из себя автобиографический, ходит в гости к своему однокашнику по довоенной гимназии Улло Паэранду, которого собственно и роман. Ходит он в районе начала перестройки (Улло умирает в психоклинике в 1986-м), Эстония еще напрочь советская. Ходит он затем, чтобы записывать рассказы Улло о его, уллиной, биографии. Биография естественно дается на фоне эстонской истории после 1-й мировой. Процентов 50 книги - типа детство (до конца 30-х), еще процентов 40 - очень детально с 37-го по 44-й, оставшиеся 10 - все остальное (типа, о чем тут говорить). Средняя часть, со сменяющимися оккупациями - несомненный highlight. Кульминационные эпизоды - два входа Красной армии в Эстонию, в 1940-м и 1944-м. Вместе с тем, все конкретные исторические события служат только антуражем к некоей более широкой идее или ощущению, до которых я еще не догадался. Товарищ Аннинский пытается делать догадки о том, что это за идея такая (малые народы между борющимимся цивилизациями, метафора отчуждения от истории и т.п.), но я не уверен, что он словил именно самые правильные фишки.

Сью Таунсенд, "Тайный дневник Адриана Моула" и "Страдания Адриана Моула". "Фантом Пресс", 2001. Продается на Болеро, в питерских книжных магазинах отсутствует напрочь. В России тетя Сью была известна, как автор замечательнейшей книжонки "Мы с королевой", описывавшей приход к власти в Англии республиканцев и выселение Виндзоров в муниципальную квартиру в рабочий район. Адриан Моул - подросток (в начале первой книги ему примерно 13, в конце второй - ближе к 20), изливающий в дневнике свои непростые проблемы. Кратко о главном. Во-первых, это охренительно смешно, так как пишет товарищ на крайне выспренном и штампованном языке, при этом не понимая большей части употребляемых выражений. Трудно даже подобрать выразительный пример, ибо они все крайне выразительны - ну, к примеру, целуется Адриан со своей герлфрендшей и описывает это так: "мы начали с французского поцелуя, но он нам не понравился и мы постепенно перешли к нашему нормальному, английскому". Во-вторых, когда отсмеешься над гэгами, тебя ушибает мысль, насколько ты от Адриана (или других героев этой неслабой мыльной оперы) недалеко ушел. Вообще, моуловскую сагу можно рекомендовать, как надежную диагностику ментального возраста, по крайней мере для лиц мужского пола. Это ощущение самоидентификации очень и очень поучительно. В-третьих, при некотором переваривании становится понятно, что и взрослые персонажи, фигурирующие в тексте, также не слишком сильно от бедного Адриана отличается. В общем, все мы - несчастные сукины дети. Да, к концу сериала, разумеется, несколько задалбываешься, это уж судьба всех сериалов. Но все равно highly recommeded.

comments: Leave a comment

[icon] In Angst und bürgerlichem Leben (The Swampton Chronicles)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (piggymouse1@mokum).
Missed some entries? Then simply jump to the previous day or the next day.